Встреча В.В. Путина со студентами ЛГУ имени А.С. Пушкина - участниками экспедиции «Гогланд-2013»

17 июля 2013


Владимир Путин посетил остров Гогланд в Финском заливе, где ознакомился с рядом проектов Русского географического общества и провел встречу со студентами ЛГУ имени А.С. Пушкина - участниками археологической экспедиции.

На встрече с участниками экспедиции «Гогланд-2013».

Встреча с участниками экспедиции «Гогланд-2013»

В.ПУТИН: Здравствуйте! С чего начнём?

Н.СОЛОВЬЁВА:  Мы очень рады Вас видеть. И, естественно, мы хотели бы, чтобы начальник экспедиции рассказал Вам, наконец, об этом острове.

В.ПУТИН: Пожалуйста.

Е.БЛОХИН: Меня зовут Егор Блохин. Я начальник экспедиции «Гогланд-2013» и сотрудник Института истории материальной культуры РАН.

В.ПУТИН: Бюрократ. Начал с того, что он начальник.

Е.БЛОХИН: Но в первую очередь учёный-археолог всё-таки.

Я хотел бы рассказать Вам о результатах наших работ. Это только первый год. Экспедиция только началась. Мы работаем всего лишь две недели. Однако уже за эти две недели мы получили удивительные, не побоюсь этого слова, удивительные результаты. Остров до сегодняшнего времени был «белым пятном».

В.ПУТИН: Это я знаю. Егор, а можно спросить? Просто мне и, я думаю, любому человеку, который не посвящён в вашу работу, интересно. Вот приехали, остров красивый, с точки зрения туристов и отдыхающих, замечательные места, пляжи песчаные. Вы сюда вышли, вы что, взяли лопату и начали ковырять неизвестно где? Как вы это делаете? (Смех.)

Е.БЛОХИН: Существует специальная методика. Мы разбиваем остров на квадраты, делим его на карте на сетку, выделяем места, где могут быть, по нашему предыдущему опыту, археологические памятники.

В.ПУТИН: А почему они там могут быть?

Е.БЛОХИН: Например, скалы не подходят для того, чтобы жить там. Пляжи – там вряд ли будут делать погребения. Опыт археологии уже подсказывает нам, что здесь могут быть поселения, здесь могут быть погребения. Мы начинаем методично, по квадратам, проходить всю территорию острова. Иногда это бывает очень сложно. На острове много завалов деревьев. Но, в общем, мы не боимся, проходим и нашли уже довольно много интересных вещей.

Могу предложить Вам ознакомиться с фотографиями. Это чашечный жертвенный камень (такие существовали на протяжении всего средневековья), в них маленькие жертвы клали, приносили жертвы духам. И погребения. На острове огромное количество погребений. Это в основном каменные курганы, каменные кладки. То, что сейчас перед Вами, верхняя фотография, это, скорее всего, погребения бронзового века, им 2,5 тысячи лет.

В.ПУТИН: Ничего себе!

Е.БЛОХИН: Да. Они и в Финляндии есть, и в Эстонии. Впервые они найдены на нашей территории. Так что в каком-то смысле это уникальное открытие.

Кроме того, на острове были ещё раньше найдены каменные орудия древнего человека, что говорит о том, что остров был заселён ещё пять тысяч лет назад. Это самая ранняя информация, которая у нас есть. Естественно, на острове также есть деревни, которые существуют довольно давно. Место, где мы сейчас находимся, это большая деревня, с ХV века уже люди здесь жили. Мы провели ещё раскопки в деревне ХVIII века, как выяснилось. Вы видели материалы.

Тут ещё что для нас важно. Что остров не одинок, он не окружён каменной стеной, которая отделяет его от мира. Остров – это часть архипелага. И люди, жившие на острове, не ограничивались одним Гогландом.

В.ПУТИН: Они общались.

Е.БЛОХИН: Они общались, они переплывали, это общая культура, общий мир. Поэтому, конечно, исследования, которые мы проводим, касаются не только одного довольно большого, но всё-таки одного острова, а касаются всего архипелага. Поэтому мы надеемся, мы хотели бы, чтобы остров стал базой Русского географического общества для исследования Гогланда – это действительно уникальное место, поверьте мне – и окружающих островов.

В.ПУТИН: Сколько здесь ещё больших островов?

Е.БЛОХИН: Здесь в первую очередь Большой Тютерс. Не могу не показать Вам ещё две фотографии. Это находки конца ХIХ – начала ХХ веков. Это уникальная вещь, это застёжка от плаща, она была сделана в VII или VI веке нашей эры и принадлежала какому-то богатому человеку, купцу или воину, который плыл на восток, к нам, сюда, из Скандинавии, и плыл он туда, где появится чуть позже, через 50–100 лет, Старая Ладога, Новгород. Это начало Древнерусского государства, начало российской государственности.

В.ПУТИН: Это скандинавская вещь?

Е.БЛОХИН: Скандинавская. Но также и новгородцы плавали в обратную сторону. Небольшое количество материалов в окружающих землях, из Новгорода, – чисто русских, православных материалов, например пасхальные яйца.

Но кроме древности, которая нас интересует здесь в первую очередь, остров играет ещё и огромное геополитическое значение на протяжении своей истории. Очень интересная деталь: во время Северной войны, когда Россия воюет со Швецией, остров формально принадлежит Швеции. Однако Пётр I велел построить на острове маяк, чтобы обеспечить судоходство по Финскому заливу. И, несмотря на войну, несмотря на постоянные боевые действия, русские строители приплывают на остров и строят здесь маяк, который обеспечивает нормальное хождение судов по северному фарватеру. А уже в годы Крымской войны здесь стояла русская батарея. Она вступила в перестрелку с английским флотом, и после этого английский флот, который направлялся к Петербургу, не смог дальше пройти и остановился. Мы нашли следы этой батареи несколько дней назад на одной из сопок острова.

В.ПУТИН: Это какой год? 1856-й?

Е.БЛОХИН: 1855-й.

Поэтому мы надеемся, что база будет действовать, будет работать и в археологическом смысле, в историческом смысле, и геологи будут работать, и ботаники. Я знаю, что финские учёные, шведские учёные очень хотят попасть на остров.

В.ПУТИН: «Ботаники» в каком смысле, в прямом или в переносном? (Смех.)

Е.БЛОХИН: В прямом.

Н.СОЛОВЬЁВА: К нам уже есть обращения учёных. Артур Николаевич Чилингаров как смотрит?

А.ЧИЛИНГАРОВ: Я сказал уже вам, что мы поддержим. Поддержим. Губернатор должен тут, конечно, свою позицию определить. А так мы, Русское географическое общество, поддержим, мы находим понимание и считаем, что это очень полезно.

В.ПУТИН: Вы живёте в палатках, да?

А.ЧИЛИНГАРОВ: Да. Они всё сами это сделали. Всё здесь построили.

Н.СОЛОВЬЁВА: Типичная археологическая экспедиция.

В.ПУТИН: Такое красивое место, просто потрясающее! Смотрел с вертолёта, когда подлетали, удивился. Я ожидал, что это будет ровная местность, а здесь какие-то предгорья. Они вулканического происхождения, наверное, в конечном итоге?

А.ТРИФОНОВ: Да, совершенно верно, вулканогенного происхождения.

В.ПУТИН: Здорово! Постараемся поддержать на будущее. Сколько всего здесь будут работать за лето?

А.ВЛАСОВ: Всего около 100 человек пройдут за лето здесь.

В.ПУТИН: Прилично.

А.ЧИЛИНГАРОВ: 15 человек, получается, одна смена. Так я понимаю?

А.ВЛАСОВ: Нет-нет-нет, больше. Следующая смена будет 30 человек, потом ещё приедут геологи, экологи. Скажем так, мы постараемся комплексно исследовать остров за этот год, а на следующий год, если будут какие-то научные сенсации на острове, соответственно, их будем брать уже на следующий год. Соответственно, как сказал Егор, было бы здорово, если бы остров был базой для исследования Большого Тютерса, островов Виргины и других островов, которые окружают Гогланд. Потому что Гогланд на самом деле очень удобное место. Вы правильно заметили, очень красивая природа, пресная вода есть, проблем с разминированием никаких нет, поэтому остров очень удобен как база для географического общества.

В.ПУТИН: Надо на следующий год это посмотреть. А сколько грант-то всего? Я не помню.

А.ВЛАСОВ: Сумма гранта? Миллион четыреста пятьдесят. Но нам ещё администрация Ленобласти помогла, поэтому не жалуемся.

В.ПУТИН: Молочка пусть подкатят немножко. Харчей повкуснее. Где губернатор? Удрал, испугался, наверное.

А.ВЛАСОВ: Александр Юрьевич вряд ли молоко привезёт. Здесь маячница есть, она парное молоко даёт.

В.ПУТИН: Ребята говорят, молочка бы подогнали им.

А.ДРОЗДЕНКО: Мы организуем это.

В.ПУТИН: Конечно.

Н.СОЛОВЬЁВА: Владимир Владимирович, немножко в сторону от лирики, если можно.

В.ПУТИН: Да, пожалуйста.

Н.СОЛОВЬЁВА: Меня, как сотрудника академического института, разумеется, и Вы уже поняли, беспокоит нынешнее проведение реформы Академии наук. Избран новый президент Академии наук, очень крупный учёный, с одной стороны, и с другой стороны, человек очень деловой, хорошо зарекомендовавший себя. В беседе с ним Вы сказали: «РАН быть». Но какой быть? Как в этой ситуации Вы видите гуманитарные институты?

В.ПУТИН: Так же, как все остальные. Ведь они никуда не деваются. Ведь дело в чём? Дело в том, что в первоначальном тексте, и на это обратил внимание Евгений Максимович Примаков, была заложена ликвидация Академии, но мы от этого ушли. Откровенно говоря, я даже там в детали не погружался, но когда Примаков сказал, что вот это и есть, и это неприемлемо, это было убрано.

Там речь идёт о чём – о том, что академия наук остаётся как госучреждение, как и была, но часть имущества передаётся просто во вновь образуемое агентство. Но институты никуда не деваются, они как были, так и будут. Это просто более прямое финансирование – вот и всё. На самом деле для тех, кто работает в институтах, ничего не меняется. Больше того, мы говорили о том, как должны избираться директора, я предложил один из вариантов, с которым и вновь избранный президент согласился: так, как это делается в некоторых странах. Примерно так происходит в институте Макса Планка в Германии, во Франции тоже. И когда при президентском Совете по науке и образованию образуется какая-то, скажем, рабочая группа из наиболее видных российских учёных, они совместно с соответствующими отделениями Академии наук прорабатывают кандидатов, которых подают сами институты. И после этого «сита» опять направляют этих кандидатов в институты для голосования, и они проходят тот же самый отбор через, так скажем, трудовые научные коллективы. И в конечном итоге, там надо посмотреть, или академия, или агентство ставит окончательную точку. То есть формально просто оформляете всё – вот и всё. Это инструменты, которые давно опробованы во многих странах мира. При этом мы сохраняем саму академию наук. Есть, наверное, какие-то ещё детали, о которых можно и нужно говорить, но в целом, мне кажется, такой вариант приемлем. Мы ещё будем советоваться с самой Академией и с экспертами.

Н.СОЛОВЬЁВА: У ребят очень много вопросов, по вечерам они обсуждают политику, экономику, быт. Они хотели бы задать Вам вопрос.

В.ПУТИН: У вас свет-то здесь есть?

РЕПЛИКА: Обижаете, Владимир Владимирович. У нас все блага цивилизации здесь.

А.ВЛАСОВ: Интернет только на телефонах, но всё равно ребята заходят, сейчас техника далеко пошла. Кабельного интернета нет, но всё равно читают новости.

А.ЩУРОВА: Александра меня зовут, третий курс, география. Владимир Владимирович, несмотря на то что мы живём на этом прекрасном острове, мы знаем, что происходит на Большой земле, как развиваются шпионские страсти.

В.ПУТИН: Географы всегда были близки к этому виду деятельности.

А.ЩУРОВА: Расскажите, пожалуйста, что всё-таки будет со Сноуденом?

В.ПУТИН: Откуда я знаю? (Смех.) Это его жизнь, его судьба. Он на нашу территорию прибыл без приглашения, мы его не приглашали. Да он и не к нам летел, он летел транзитом в другие страны. Но как только он оказался в воздухе, это стало известно, и наши американские партнёры, по сути, заблокировали его дальнейший перелёт. Они же поднапугали все остальные страны, и никто его брать не хочет. И вот таким образом они, по сути, сами его заблокировали на нашей территории. Это подарок нам такой к Рождеству Христову. Но он в конечном итоге хочет перебраться на постоянное место жительства, постоянно пребывать хочет на другой территории.

Могу вам сказать, не знаю, как это прозвучит, но тем не менее это так. Изначально мы ему предложили: «Если хотите остаться – пожалуйста. Но Вы должны прекратить свою политическую деятельность. У нас есть определённые отношения с Соединёнными Штатами. Мы не хотим, чтобы Вы своей деятельностью наносили ущерб нашим отношениям с США». Он сказал: «Нет». (Смех.)

Вы смеётесь, а я серьёзно говорю. Он сказал: «Нет, я хочу свою деятельность продолжать, хочу бороться за права человека. Считаю, что США нарушают определённые международные правовые нормы, вмешиваются в частную жизнь. Моя цель сегодня – бороться с этим». Мы сказали: «Без нас только. У нас есть с чем бороться». Поэтому это в таком состоянии пока зависло, но как только возможность будет куда-то переехать, он, надеюсь, это сделает. Условия предоставления политического убежища ему известны. Судя по его последним заявлениям, он как-то меняет свою позицию, но окончательно ситуация пока ещё не разъяснилась.

В.МИЛОВА: Это, конечно, очень интересно, увлекательно, но у меня более насущный вопрос. Поскольку мы все будущие географы, учителя, у меня такой вопрос: будут ли обеспечиваться молодые преподаватели доступной ипотекой на особо льготных условиях?

В.ПУТИН: Есть у нас сейчас программа. Она уже принята. Я ещё подписал постановление Правительства, когда был Председателем Правительства, где-то в декабре 2011 года.

Условия там такие: 10 процентов учитель должен внести сам и 10 процентов – регион. Регион вносит средства за счёт субсидий из федерального бюджета. Минфин как-то придержал немножко. Кстати, ею уже люди пользуются. Правда, Минфин в последнее время по непонятным пока для меня причинам эти субсидии для регионов придержал. Но в целом это программа живая, она функционирует. Посмотрим, как она пойдёт. И в принципе её можно развивать дальше.

А.МАКАРОВА: Макарова Александра, третий курс, географ.

В.ПУТИН: Здесь все географы?

Н.СОЛОВЬЁВА: В следующую смену будут историки.

А.МАКАРОВА: Меня как девушку и присутствующих здесь девушек интересует, отменят ли материнский капитал в 2015 году.

В.ПУТИН: В 2015 году точно не отменят, его вообще не отменят, но программа заканчивается в 2016 году.

А.МАКАРОВА: Мы выпускаемся в 2015 году. Успеем попасть? (Смех.)

В.ПУТИН: Это не зависит от того, учитесь вы, работаете или нет. Это зависит от того, ребёнок родился или нет. Но мы ведь из чего исходили – из того, сможет ли государство унести такой объём обязательств. Ведь это длящиеся обязательства. На сегодняшний день материнский капитал составляет 406 или 409 тысяч рублей, и мы постоянно индексируем. Количество людей, которые попадают в эту программу, постоянно увеличивается. Ребёнок родился, а деньги-то и дальше люди будут получать. Нам нужно понять, справится государство с этим объёмом выплат, платежей или нет. Это первое.

И второе. Программа показала свою очень большую эффективность. У нас рождаемость очень серьёзно выросла. Конечно, не только за счёт материнского капитала, это только один из элементов поддержки материнства и детства и демографии в стране, не только за счёт этого, а просто за счёт общего оздоровления экономики, социальной сферы. Люди начали на больший горизонт планировать свою жизнь, планировать семьи начали. Но, в том числе как элемент материнский капитал действительно оказался очень эффективным, эта программа оказалась эффективной. Поэтому мы, конечно, обязательно продолжим, но я думаю, что должны быть какие-то изменения, связанные с чем – с большей адресностью в этой помощи.

Скажем, есть ведь люди уже с большими доходами, и этот материнский капитал для семьи со средним достатком – что-то серьёзное, а для людей с большими доходами не имеет никакого смысла даже. Поэтому нам нужно будет сделать его более адресным. И поэтому в окончательном варианте я пока не знаю, как это будет выглядеть, но после 2016 года мы должны будем что-то придумать. В том виде, в котором есть эта программа сегодня, в 2016 году она должна в соответствии с ранее принятыми решениями и соответствующим законом прекратиться. Поэтому не надо тянуть, не надо ждать окончания университета.

Р.ЗАБОРОВСКИЙ: К вопросу о спорте. Сейчас проходит летняя Универсиада, и сборная России имеет огромнейшее количество медалей всех образцов, то есть золотые, серебряные, бронзовые. В связи с этим у меня вопрос. Означает ли это, что в России наступил наконец-то прорыв в спорте или же команды из других стран заведомо слабых спортсменов посылают, не считая это мероприятие серьёзным?

В.ПУТИН: Спортсменов очень много – 9300 из 162 стран. Это большой контингент, причём спортсмены очень хорошие. Здесь и чемпионы мира, Олимпийских игр, чемпионы Европы, других континентов. Поэтому состав хороший. Вы если посмотрите, что было на предыдущих универсиадах, скажем, в Китае, китайцы там на голову были выше всех. Просто люди, когда принимают такие соревнования у себя, как следует готовятся. И слава богу, наши спортивные руководители да и сами спортсмены очень ответственно отнеслись к этим стартам, и результат мы видим.

А.ТРИФОНОВ: Владимир Владимирович, а тут мы можем даже нашу маленькую ремарку внести. Там участвуют студенты и нашего вуза. Вика Сударушкина заняла второе место по метанию копья, а Виктор занял четвёртое место – бег на 400 метров с барьерами. Наши студенты.

В.ПУТИН: Здорово. Я поздравляю и университет, и ребят ваших поздравляю.

И всё-таки есть ещё один аспект, на который я бы хотел обратить внимание, и Вы сами сейчас об этом сказали. Но мне думается, и я надеюсь на это, что наши усилия по развитию спорта, в том числе молодёжного и студенческого спорта, всё-таки дают положительные результаты. Мы всё же в одну точку бьём, бьём, бьём – ну когда-то должен быть прорыв. Очень рассчитываю на то, что вот это тот самый случай.

ВОПРОС: У меня ещё вопрос тоже о спорте. Вот этот спортивный комплекс «Сочи‑2014», который у нас сейчас строится, какова его дальнейшая судьба?

В.ПУТИН: Он работать будет. Вы знаете, мы и в случае Универсиады в Казани, и в случае с городом Сочи прежде всего исходили из того, что мы используем те и другие мероприятия, те и другие соревнования как повод для развития инфраструктуры самого региона.

Те, кто был раньше в Казани, и те, кто приехал сейчас, просто не узнают город. Это разные два города абсолютно. Я там был лет 15 назад, когда мы ходили ещё с прежним Президентом Республики по аварийному жилью, к людям в дома заходили. Вы посмотрели бы, что это за землянки были, как там люди жили. И сейчас посмотрите город. Любой европейский город позавидует! Это я говорю без всякого преувеличения.

По дорогам, по качеству, по транспорту и, конечно, по спортивной инфраструктуре. Ведь это всё людям останется: и новый аэропорт, и железнодорожная линия, и автодорога, и дороги внутри, и спортивные объекты. Это всё будет использоваться, всё будет загружено на 100 процентов. Я очень рассчитываю на то, что как раз молодые ребята, студенты, будущие студенты всем этим будут пользоваться.

А так называемый городок для проживания спортсменов – это что такое? Это студенческое общежитие, мы ввели его уже полтора-два года назад, там же студенты и живут. Это шикарное студенческое общежитие. Для кого? Для наших студентов. Поэтому всё будут использовать на сто процентов в Казани.

Что касается Сочи, то же самое. Там даже нечего перепрофилировать. Просто у нас в Имеретинской долине очень много катков получилось. Поэтому мы в целом решили, что, скажем, Дворец для фигурного катания перепрофилировать, но во что? Под велотрек. У нас велотреков нет. Будет велотрек и будет использоваться.

Мы на этой базе создадим то, чего раньше никто после проведения Олимпиад не создавал, а именно создадим ещё специализированный детский спортивный круглогодичный лагерь. У нас есть примеры, это пример «Орлёнка» на Чёрном море и «Океана» на Дальнем Востоке.

Будет ещё один, но специализированный: для ребятишек, для школьников, которые могут там быть круглый год и заниматься хоккеем, фигурным катанием. И в горном кластере ещё будут заниматься горнолыжным спортом, сноубордом и так далее. То есть вот это всё, что построено, оно всё будет использовано.

Л.БУЛЫГИН: Владимир Владимирович, как Вы уже поняли, мы все являемся педагогами, учителями.

В.ПУТИН: Будущими. А то ещё учить начнёт сейчас. Я уж чувствую запал такой.

Л.БУЛЫГИН: Нас очень волнует вопрос: реформа образования грядущая, как студентов с высшим образованием, то есть бакалавриат, магистратура, и как будущих учителей, реформа школьного образования, что сокращает программы. И мы, как географы, возможно, не найдём себе применения.

В.ПУТИН: Я не думаю.

Л.БУЛЫГИН: Мне хотелось бы уточнить этот вопрос: какие будущие изменения ещё нас ждут?

В.ПУТИН: Вы знаете, дело в том, что я стараюсь в эти специальные вещи не вмешиваться командными методами. Это всё-таки такие специальные вещи, которые должны прежде всего быть представлены и доказаны специалистами, экспертами в области образования.

У нас есть же соответствующая академия, экспертное сообщество очень хорошее, большое. Поэтому в конечном итоге Министерство образования и науки так или иначе, во всяком случае, я из этого исхожу, прежде чем что-то сделать, должно проводить экспертную оценку сделанных предложений. Но есть базовые вещи, без которых невозможно себе представить нормальное современное образование.

Как бы ни была важна математика, а кстати, там тоже у нас, к сожалению, много проблем, и нужно возрождать нам некоторые направления, в том числе специализированные школы, но такие вещи, как география, история, – без них невозможно представить образованного современного человека. Это просто невозможно!

Поэтому у вас не должно быть никакого опасения по поводу того, будете вы востребованы или нет. Конечно, будете, сто процентов, у меня даже сомнений в этом нет ни на секунду.

А потом современная наука, она же ведь… Ну базовая, на уровне школы – это одно, но с неё же всё начинается. Всё же находится на стыке. Вот вы здесь находитесь, на Гогланде, вот коллеги говорили, ваши руководители, что здесь должны быть и ботаники, сюда должны приехать и специалисты других направлений.

И эффект будет, я думаю, наиболее оптимальным только тогда, когда все эти направления ваших исследований будут видны, сопоставимы и описаны соответствующим образом. Поэтому у меня сомнений нет, я даже не подумал об этом. У меня другие мысли, «география не нужна»… Это только недорослю география не нужна, потому что извозчик довезёт, понимаете, а нам пригодится.

А.ТРИФОНОВ: Тут вопрос опасения был в каком плане? Что на географию очень часто дают достаточно мало часов.

В.ПУТИН: Это не я, меня не спрашивали. Я не случайно недоросля вспомнил: зачем мне география, извозчик довезёт. Но это же уже в прошлом, надеюсь.

А.ТРИФОНОВ: Кроме того, Владимир Владимирович, есть ещё позиция, если школьная тема, экологическая часть... Ведь по большому счёту если взять, у нас очень большая экологическая безграмотность населения. Вы очень хорошо знаете наш регион, Ленинградскую область, прекрасно знаете, что у нас есть разные слои горных пород, я как геолог говорю, и один из таких не очень благоприятных слоёв, как диктионемовые радиоактивные сланцы. В некоторых местах они достаточно близко приходят к поверхности, и люди от безграмотности покупают участки там для строительства индивидуального жилья.

В.ПУТИН: Люди здесь ни при чём. Это начальство не должно давать эти участки.

РЕПЛИКА: Раздают участки.

В.ПУТИН: Нет, это просто вы своевременно должны информировать административные органы, Ленинградскую область, соответствующие муниципальные образования, а они должны принимать определённые решения с вашей подачи. Конечно, это всё будет сделано. Поэтому это нам тоже пригодится, как география.

А.ТРИФОНОВ: А если бы мы ещё экологию усилили в школе, вот географам бы и нашлось место.

В.ПУТИН: Я сегодня только встречался с Владимиром Стефановичем [Литвиненко, ректор Санкт-Петербургского горного института] . Институт, конечно, у вас профильный – шикарный! Я думаю, один из лучших в мире. Петербургский горный институт. Вот без всякого – один из лучших в мире: и по техническому оснащению, и по уровню подготовки специалистов. Так что нам есть чем гордиться.

М.ГРУНЬКОВСКИЙ: Владимир Владимирович, а можно ещё вопрос? Я спортивный турист, хожу в походы. У нас Гогланд красивое место, а есть ещё Хибины – горный массив.

В.ПУТИН: На лыжах там катаетесь?

М.ГРУНЬКОВСКИЙ: Да, как раз я лыжник, турист. Там сейчас делают национальный парк «Хибины». Они сейчас борются с горнодобывающим комбинатом.

В.ПУТИН: У нас все с кем-то борются. Это хорошо на самом деле.

М.ГРУНЬКОВСКИЙ: Хотят построить там комбинат полного цикла и проложить дорогу через все Хибины. Но экологи, туристы собрали подписи и хотят сделать национальный парк в 2015 году. А не могли бы помочь с границами национального парка и чтобы их не нарушали?

В.ПУТИН: Я первый раз слышу об этой проблеме. Но, безусловно, при реализации любого экономического проекта должна быть проведена тщательная экологическая экспертиза. И только после её принятия можно говорить о развитии какого-то производства, особенно в таком месте, как Хибины, очень чувствительном. Я такой вопрос перед Правительством поставлю. Посмотрю, что там происходит.

А что Вы сказали, в 2015 году уже решение будет принято?

М.ГРУНЬКОВСКИЙ: Там уже разработки национального парка есть, границы есть.

В.ПУТИН: А кто? Есть какое-то решение по этому вопросу?

РЕПЛИКА: Местной мурманской администрации.

В.ПУТИН: Областной, да?

РЕПЛИКА: Да, областной.

М.ГРУНЬКОВСКИЙ: А там сейчас ещё горит лес. И, по последней информации, когда мы уезжали, лес никто не тушит.

В.ПУТИН: Вот прямо сейчас?

М.ГРУНЬКОВСКИЙ: Да.

РЕПЛИКА: Вот ребята только вернулись, перед Гогландом.

М.ГРУНЬКОВСКИЙ: Там много растений из Красной книги. Долина, просто рубят лес, выгорает лес.

В.ПУТИН: Я прямо сейчас переговорю с Министром МЧС, прямо сейчас.

М.ГРУНЬКОВСКИЙ: Спасибо большое.

В.ПУТИН: Это у Вас свежая информация? Когда это было?

М.ГРУНЬКОВСКИЙ: Это было две недели назад, когда мы отсюда уезжали.

В.ПУТИН: Две недели назад? Две недели назад – там уже всё потушили, наверное.

М.ГРУНЬКОВСКИЙ: По информации, никто не вылетал.

В.ПУТИН: То есть вы в контакте с теми, кто сейчас там находится?

РЕПЛИКА: Сейчас – нет.

РЕПЛИКА: Мы на острове.

РЕПЛИКА: Две недели мы здесь.

М.ГРУНЬКОВСКИЙ: Перед тем, как я уезжал…

В.ПУТИН: Как Вас зовут?

М.ГРУНЬКОВСКИЙ: Максим Груньковский.

В.ПУТИН: Максим, я прямо сейчас свяжусь с Министром, переговорю.

М.ГРУНЬКОВСКИЙ: Спасибо большое.

В.ПУТИН: Вам спасибо за это.

Н.СОЛОВЬЁВА: Владимир Владимирович, несколько слов. Как Вы погружались? Нам всем очень хочется знать.

В.ПУТИН: Очень интересно. Вы знаете, я погружаюсь не первый раз, но на таком аппарате, правда, впервые.

Н.СОЛОВЬЁВА: Красивый аппарат.

В.ПУТИН: Красивый аппарат, и видимость очень хорошая. Толстое стекло, оно полусферой и меняет очень сильно расстояние и величину предметов.

РЕПЛИКА: Как линза.

В.ПУТИН: Да, как линза, точно. Но как-то она уменьшает. Поэтому мы, когда подошли к борту корабля, к корме, там такие пространства для пушек, они казались совсем маленькими, и вдруг оттуда выплывает аквалангист. Я очень удивился.

Надо отдать должное этим специалистам, которые там, это отец и сын, как мне сказали, – всё-таки почти 50 метров, 47 метров глубина, температура плюс три градуса. Они достаточно долго там работают, обвешены все какими-то страшными аппаратами с головы до ног. Так что это, пожалуй, самое большое впечатление – это качество их работы. Они там забираются в какие-то щели этого судна. Впечатляет. Вы знаете, впечатление очень сильное.

Очень хорошо видно надпись. Прямо маленькие буковки, а на самом деле они где-то по полтора метра, наверное. А из аппарата, мы прямо подошли вплотную, из аппарата они смотрятся совсем маленькими. Так что такое изменение некоторое пространственное есть, но в целом впечатление очень сильное, как будто, знаете, погрузился, как машина времени, в другое время совсем уехал. Интересно.

Я уже говорил журналистам, когда мы поднялись, это, мне кажется, очень важная и интересная работа, потому что она пробуждает интерес к отечественной истории, славным и трагическим страницам, и делает эту историю более полной, потому что такие исследования, они заполняют имеющиеся до сих пор белые пятна в нашей истории. Это благородная вещь.

Военные ещё докладывали, они здесь, в Финском заливе, с выходом немножко в Балтику обнаружили примерно 300 с лишним объектов, которые лежат на дне. И это всё, конечно, подлежит исследованию. Мне кажется, что это очень важно ещё и с точки зрения воспитания патриотизма, понимания того, что и как здесь происходило; кто и как защищал интересы нашей страны, кто погиб; восстановить их имена, уточнить местонахождение этих или подводных лодок, или надводных кораблей. И увлекательно, и интересно, и очень важно.

Вам спасибо большое.

У вас тоже очень интересная работа и место шикарное. Я отчасти вам даже немножко завидую.

РЕПЛИКА: Оставайтесь.

В.ПУТИН: Но нам пора. К сожалению, надо передвигаться уже в другую точку. У вас – своя работа, у меня – своя работа.

Я хочу пожелать вам успехов. До свидания. Всего доброго.

По материалам сайта Президента РФ www.kremlin.ru

 

 

Вернуться к списку новостей

© 2006-2017 Ленинградский государственный университет имени А.С. Пушкина.